logo
 
?

старые азартные игры

За день до референдума Brexit, в 2 часа ночи среды, Найджела Фараджа разбудил ливень за окном, до утра он так и не смог уснуть: думал о предстоящем голосовании, с подробностями описывает The Telegraph волнения одного из идеологов Brexit.

А через два дня у него снова выдалась бессонная ночь, отмечает The Sydney Morning Herald.

Пока другой творец Brexit, Борис Джонсон, спокойно спал, Фарадж стал образом триумфа евроскептиков, успел произнести целые три победные речи и даже призвал сделать 23 июня национальным праздником. – Мы, черт возьми, наконец-то сделали это Мой ребенок сказал мне: «Отец, по крайней мере 25 лет твоей жизни не прошли даром».

Именно столько Фарадж посвятил борьбе за выход Великобритании из ЕС.

Он, безусловно, из тех политических деятелей, из-за которых будущее ЕС оказалось под вопросом, хотя и не единственный.

Выход из Евросоюза грозит проблемами и самой Великобритании. «В них нет ничего нового, – объяснил он The Telegraph.

– Мы в любом случае, думаю, столкнулись бы с умеренной рецессией, независимо от итогов референдума.

Прогнозы роста экономики все время снижались и все забыли, что фунт на «медвежьем» рынке с июля 2014 г.».

Лидер UKIP уверен, что, если правительство станет проводить грамотную экономическую политику, «нет никаких причин, почему бы нам не оказаться в выигрыше в ближайшие два года» благодаря «глобальным возможностям», увеличившимся после Brexit. Его сбивала машина, он боролся с раком и даже выжил в авиакатастрофе. У него германские корни, пишет Sunday Express: его прадеда из семьи немецкого столяра, перебравшейся в Лондон в 1861 г., звали Карл Шрод.

Если бы не превратности судьбы, то он стал бы не политиком, чуть не доведшим свою партию до банкротства, а преуспевающим трейдером. В детстве Найджел никогда особо не интересовался игрушками, рассказывала ВВС его мама Барбара. В отчете об успеваемости выпускника колледжа Далиджа даже написали, что «школа сильно обеднеет без этого мальчика».

По ее словам, он увлекался спортом и общественной деятельностью: играл в командах по крикету и регби, состоял в армейских кадетах и политических кружках. Его отец Гай Оскар Юстус Фарадж был бонвиваном, что и довело его до алкоголизма, продолжает рассказ ВВС.

Он ушел из семьи, когда сыну было пять лет, но, похоже, успел стать для него примером.